Война с алкоголем

Надо сказать, что сейчас я так поправился именно потому что снова употреблял алкоголь. Если в период 23-25 лет в первую очередь курение разрушало мое здоровье, форму и волю. То в этом году — алкоголь.

Написал и подумал, как красиво — снять ответственность. Психика постоянно норовит это сделать.

В этом году в апреле едва не лишился всех оборотных средств. На месяц деньги зависли у двух компаний и было непонятно, что будет дальше. Слава богу, люди оказались порядочные, вернули.

Странно, но в то время как-то не нервничал. А когда все разрешилось, накрыло. Захотелось пива и его «расслабленности». После почти года без алкоголя — срыв.

Что интересно, знаю, что срыв нельзя допускать. Он будет несколько недель и очень легко снова все разрушить. Но так расслабляет убеждение, что «я же собой управляю, снова все проработаю и перестану»!

Срыв был недолгий. Через неделю вечерком все проработал и снова забыл про желание выпить.

Потом нервные ситуации посыпались одна за другим. И вот наступает день, когда ты вечером идешь домой и думаешь, а **** все конем, и заходишь за пивом. Как хочется сказать — жизнь вынудила. Но на самом деле, это отговорка.

Это я выбрал использовать события, которых раньше в моей жизни не было, как повод вернуться к зависимости.

Потом, к нервам прибавились другие поводы. Например, использовать алкоголь, как способ легко общаться с близким человеком, с которым без алкоголя не получалось достичь такой легкости.

Каждый раз «проработка» была короче хуже. Зачем готовиться, соблюдать технологию, ведь это я разработал. Можно быстро, все равно работает (а то, что пятый раз делаешь, забывается).

Насколько это плохо для воли, навыков и мозга — сложно передать. Каждый раз себя обнадеживал: в любой момент могу снова «зашиться». И ведь действительно, полчаса в трансе и снова не вспоминаешь об алкоголе.

О чем это говорит?

В первую очередь, о контексте. Как бы здорово не работала методика, в зоне риска срыв не просто возможен, он будет. Хорошо помню, как сосед после армии сел на наркотики и превратился в скелета. После реабилитации вернулся здоровый сильный мужчина. Через 2 месяца он снова кололся — вернулся в то же окружение.

Во-вторых, если перестал, то перестал. Обратной дороги нет, компромисс невозможен. Бросил пить пиво, значит виски пить не можешь. А, когда близкий человек говорит, что просто нужно научиться, как все, иногда выпивать, не слушать. Другие так могут. Ты — нет.

В третьих (и в главных), о том, что зависимость — следствие более глубокой проблемы. У меня, например, это повышенное стремление к контролю, из-за которого неприятности переживаются очень остро. А так же особенности личности, которые требуют внимания психолога. О них я пока не готов говорить.

Это не значит, что, пока не решены глубинные проблемы, можно бухать) Как раз нет, лучше проработать привычку, а уже не употребляя работать с психологом или психотерапевтом.

При этом нужно разделять привычку и зависимость. Привычка не вызывает неприятных переживаний, если ее невозможно воспроизвести. А зависимость — вызывает. Но это не значит, что зависимость нельзя снять моей методикой. Это значит, что после ее снятия, нужно работать с ее истоками.

При этом, пока я не знаю других способов легко поменять поведение без мучений и насилия над волей.

Share